2 декабря 2022

«Эти женщины очень уязвимы, поэтому им можно аккуратно закидывать правду». Как украинка занимается антивоенной пропагандой в российских чатах

Как работает украинская партизанская пропаганда? «Бумага» нашла одну из ее активисток — украинку, которая с фейкового аккаунта пишет комментарии в российских чатах про войну. Она рассказывает о вымышленном сыне и проблемах на фронте, чтобы убедить россиян в абсурдности происходящего.

Читайте, зачем украинка тратит свое время на комментарии в Z-чатах, что пишет женам и матерям российских мобилизованных и какие инструменты манипуляции использует — от эмоциональной связи до контекстной рекламы с телами солдат.

В октябре «Бумага» искала героинь для материала о женах и матерях мобилизованных: мы говорили в том числе с участницами чата жен мобилизованных в Петербурге. Среди опрошенных была женщина, писавшая о своем якобы отправленном на войну сыне.

Девушка использует аккаунт с ником, который не удалось найти в других соцсетях, а также фотографии неизвестной пенсионерки. В разговоре с «Бумагой» выяснилось, что это украинка, которая занимается контрпропагандой. 

Она анонимно рассказала «Бумаге» свою историю. Нам известно ее имя и места работы, но мы не раскрываем их из соображений безопасности девушки.

Как украинка начала заниматься контрпропагандой

— Сейчас мне 30 лет. До российского вторжения я удаленно работала в двух компаниях, которые так или иначе были связаны с Россией. Большая часть сотрудников там — из России. Так что у меня была возможность ежедневно пребывать в российской среде.

К слову, до вторжения я была очень нейтральна к России и россиянам. Каждый день, общаясь с людьми на общие темы, как-то не сильно задумываешься о политике. Я разделяла людей и Путина. В 2021 году даже готова была лететь в Сочи на корпоратив с сотрудниками. У меня был билет, но меня не пустили на границе на рейс в Москву, так как для украинцев были ограничения.

Начало войны я встретила, работая во второй компании. Но чем дальше, тем сложнее было работать в таком коллективе. В принципе, было много адекватных людей, кто осудил вторжение. Но бóльшая часть… Чем дальше всё это заходило, — особенно после Бучи и Мариуполя, — тем сложнее мне было слушать об их «страданиях» о неработающем «Старбаксе» или любимом приложении.

27 февраля, на третий день войны, они [коллеги] весело отмечали Масленицу и Тещин день в «Слэке». На 9 Мая вывесили в общем чате огромный баннер с серпом и молотом. Я даже написала комментарий, что это неприемлемо. В ответ тимлид из другого отдела посоветовала мне пойти застрелиться.

Как читать новости во время военного конфликта и избежать дезинформации

Рассказывает исследовательница фейков

Люди не понимают контекста и того, какие эмоции это вызывает у их коллег. Вообще, люди, которых я знала, разочаровали больше всего. Изнутри понимаешь, какое это ужасное общество.

Сейчас я работаю в сфере SMM, а ИПСО (информационно-психологические спецоперации — прим. «Бумаги») — это просто [занятие] в свободное время. В школьном театре мы ставили театральные постановки, так что мне легко оставаться в роли моего персонажа. Общение с женами мобилизованных у меня не вызывает сильных эмоциональных потрясений. Скорее интерес, непонимание и — извините за мат — охуевание. Но а так, мне нравится быть в образе.

Как украинцы занимаются партизанской контрпропагандой

— Мы в Украине начали узнавать об ИПСО уже в процессе войны. В первые дни инфопространство наполнилось огромным количеством телеграм-каналов, которые пестрили самыми разными новостями, среди которых были и ИПСО. Поэтому у нас в Украине есть Центр противодействия дезинформации при СНБО Украины. Там постоянно анализируют информационное пространство и рассказывают об очередных фейках.

Могу сказать, что российских ИПСО очень много. Но они постоянно проводят такие операции на внутреннем рынке, в Украине, и, конечно, есть операции, которые рассчитаны на западное сообщество.

Я думаю, наверняка у СБУ или ГУР тоже есть такие центры. Но у нас об этом не говорят. Так что то, что делаю я, — это чисто моя инициатива. Соответственно, у меня нет никаких «методичек», всё рождается само собой.

Помните, в начале войны россияне начали видеть рекламу в соцсетях с трупами российских солдат? Нас об этом никто не просил, просто много людей сами к этому пришли и начали запускать такую рекламу. Я была в их числе, запускала таргет с призывом выходить на митинги, при этом будучи в дороге куда-то на Западную Украину. Так что наше движение не централизованное. Люди сами объединяются или работают автономно.

В день на ИПСО у меня уходит 1,5–2 часа. Особого бюджета не нужно. Можно заниматься этим, вообще не вкладываясь. Но я купила несколько российских аккаунтов в телеграме, чтоб они выглядели правдоподобнее.

Зачем и что украинцы пишут в чатах сторонников Z

— Как и все украинцы, я испытываю самые разные эмоции по поводу россиян. И когда ты каждый день начинаешь с новостей, что в соседнем городе снова убили людей (я из Одессы, от «орков» нас закрыл Николаев), эти эмоции накапливаются, хочется их выплеснуть.

Многие украинцы приходят в российские чаты и начинают проклинать россиян, угрожать и насмехаться. Посидев в этих чатах, я поняла: так никого не переубедить. Вообще, в целом упоротых «зетников» не переубедить, так что такой цели у меня нет. Однако у меня есть теория, что все люди делятся на три типа: 10 % играют на «стороне добра», 10 % — на «стороне зла» и остальные 80 % — это те умы, за которые идет борьба.

В чатах пишут в основном боты или упоротые «зетники», но есть люди, которые просто читают. И на их мнение влияют нарративы чатов. Когда все вокруг в победобесном угаре, ты не видишь смысла что-то менять: кажется, что ты в меньшинстве. Но если ты чаще будешь видеть мысли, которые совпадают с твоими, то почувствуешь, что ты не один. Может, ты захочешь списаться с этим человеком и вы объединитесь.

Моя цель — предлагать другие нарративы. Те, которые глушат. Кучу людей мобилизовали, у них остались матери и жены, которые испытывают самые разные эмоции. Большинство из них молчат — но не мой персонаж. Я рассказываю, что у меня есть «сын», который сейчас на СВО, и как ему трудно или плохо. Я сижу в обычных адовых чатиках типа Соловьева, Симоньян, RT. А также недавно мне удалось проникнуть в закрытый чат жен мобилизованных.

Чаще всего у меня две эмоции: либо дикий кринж от прочитанного, либо подгорание от низкого уровня интеллекта собеседников и неумения строить причинно-следственные связи. Иногда это вызывает смех. Контингент в чатах — не самые образованные и духовно богатые люди: недавно там всерьез обсуждали, нужно ли казнить украинских детей. Пришли к выводу, что да, можно и нужно. Не сошлись только в том, с какого возраста детишки уже безвозвратно становятся «биндеровцами».

Зачем общаться с женами и матерями мобилизованных

— Кажется, в таких чатах сидят только черти. Но нет: именно с таких открытых чатов меня нашли россиянки. У одной сын пропал в августе под Херсоном — и она просила моего персонажа помочь. У другой брата мобилизовали — и тоже скоро отправят на СВО. Мой персонаж общается с этими женщинами, как будто она своя.

Эти женщины очень уязвимы, поэтому им можно аккуратно закидывать правду: в каких условиях живут военные, какое у них командование, какие потери, как они себя чувствуют — и всё со слов «сына, который там».

Для этого мне и придумывать ничего не приходится — достаточно послушать аудиоперехваты звонков российских солдат домой. Женщины — они очень эмоциональные, поэтому, когда говоришь, что твой сыночек не выходит на связь, любая тысячу раз уже представит, что будет, если ее муж или брат пропадет.

Я не огромный центр, поэтому супермассового ИПСО не проводила. Моя тактика — сначала пишу в общем чате эмоциональное сообщение типа «помогите, что делать, сын десять дней не выходит на связь». Если кто-то откликается — перехожу в личку и стараюсь развить эмоциональную связь и переписываться подольше.

«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции?

Отвечает социолингвист

Если чувствую, что моего персонажа приняли за свою, начали доверять и уважать, то аккуратно вкидываю свои нарративы: «Да кто бы на нас напал — у нас же ядерка, мне Херсон не нужен — лучше б сына вернули» и в таком духе. Задача — чтобы женщина задумалась о том, зачем вообще ее родной человек в Украине. Хотя по чату жен мобилизованных могу сказать: деньги многих радуют больше, чем муж дома.

Сейчас в чатах родных мобилизованных я вижу: потихоньку приходит осознание, что дело дрянь. Я просто поддерживаю диалог на эту тему. Становится всё больше женщин, кто открыто говорит, что СВО им не нравится, что не надо было идти на чужую землю. Они пишут: «А давайте заберем тех, кого обижали, в Россию, у нас страна большая», «А вот мы ракеты выпустили дорогие, а лучше б деньги на дороги потратили» и так далее.

Люди устают. Упаднические настроения появились после [сдачи] Херсона. Всё больше историй о том, что мобилизовали многодетных отцов или людей с тяжелыми болезнями. Женщинам всё сложнее делать вид, что «всё хорошо, не надо паниковать». Не паниковать уже не получается. Это мое мнение. Конечно, это не моя заслуга на 100 процентов, но я [тоже] стараюсь вкидывать упаднические нарративы.

Чего хочет достичь украинская контрпропаганда

— Задачи в идеале — привлекать больше людей к такой деятельности и контролировать нарративы в чатах. Быть силой, которая сможет заглушить голоса «зетников»-ботов. Если таким образом хоть пара человек придет к мысли «Мне муж дороже Херсона» — это уже будет победой.

Моя деятельность не связана с мошенничеством или вымоганием денег. Интересный факт: в чатах мой персонаж просила людей и самых активных патриотов-«зетников» записать видео или письмо для ее «сына» на СВО, чтобы его поддержать. И пара человек откликнулась: один парень написал два стиха, а девушка — милое мотивирующее письмо. Но в основном все морозятся. Зато в чатах такие патриоты…

Путь к решению проблемы — в ее осознании. Хотелось бы, чтобы они [родные мобилизованных] увидели реальные причинно-следственные связи того, почему их мужья на войне.

Я не верю, что в России может быть бунт или революция. Но верю в то, что власть всё-таки отслеживает мнение народа и общий градус «по палате». В России планируются выборы [президентские, в 2024 году] — может, хоть таким образом люди предпримут попытку что-то поменять. Может, им захочется новых лиц.

Что еще почитать:

  • Ученые 70 лет исследуют влияние пропаганды на людей. Что они узнали — рассказывает проект «Россия-24» от «Службы поддержки»
  • Сторонники войны, сомневающиеся и противники: кто это и что они думают о происходящем? Исследование «Лаборатории публичной социологии»

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
«Живописец вручает зрителю свою повестку». В «ЧВК Вагнер Центре» — выставка от «Z-художника» и философа, обвиненного в домогательствах
В Петербурге задержали военного, обвиняемого в дезертирстве. Таких случаев десятки
В телеграме публикуют фото и видео систем противовоздушной обороны на крышах домов в Москве. Что об этом известно?
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
Мобилизация
«Можем объяснить»: у аспирантов ИТМО требуют предоставить военно-учетные данные
CNN: Путин планирует мобилизовать еще 200 тысяч человек. Песков, как обычно, это отрицает
47News: осужденный петербуржец вышел на свободу после службы в ЧВК «Вагнер». Он должен был провести 23 года в колонии за четыре убийства
В Госдуме предложили не выпускать россиян за границу на машине без предварительной записи
❗️ Указ Путина о «частичной мобилизации» предусматривает «другие мероприятия» помимо призыва россиян на фронт
Визовые ограничения
Где в 2023-м получить шенгенскую визу в России и за границей? Какие страны выдают ее на год? И почему вам могут отказать?
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Давление на свободу слова
Baza и «РИА Новости»: журналисту Илье Азару грозит уголовное дело за повторную «дискредитацию» армии
«Фонтанка»: гражданина Беларуси задержали в Петербурге за оскорбление Лукашенко. Это второй случай за месяц
«Работа ведется ежедневно». «Роскомсвобода» — о том, как в России пытаются заблокировать протоколы VPN и как обезопасить себя
Журналиста Александра Невзорова заочно приговорили к 8 годам колонии за «фейки» об обстреле больницы в Мариуполе
Из-за регистрации в «Умном голосовании» заставляют отчислиться студентку колледжа при СПбГАУ
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко угрожают карцером за дневной сон
Саша Скочиленко дала показания по делу об антивоенных ценниках. Как прошло заседание, где ей снова отказали в домашнем аресте
«Вы сильнее, чем вы о себе думаете». Большое интервью Саши Скочиленко «Бумаге» — о ПТСР, отношении к ней в СИЗО и шоу в суде
Саша Скочиленко рассказала о видеонаблюдении в камерах СИЗО и поблагодарила за новогодний подарок и письма
Как прошло первое заседание по существу по делу художницы Саши Скочиленко. Главное
Экономический кризис — 2022
Российские производители начали продавать молоко в килограммах. Так можно скрыть уменьшение объема продукта
Кажется, в Петербурге подорожали билеты на выставки. Это правда?
Сколько ресторанов, кафе и баров открыли и закрыли в Петербурге в 2022 году? А в предыдущие годы?
Росздравнадзор: из-за «логистических проблем» некоторые лекарства поступают в аптеки с задержкой
Каким будет курс рубля в 2023 году? Вот прогнозы аналитиков
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.